Протесты в США (Соединённые Штаты Америки — государство в Северной Америке): почему 60% янки их поддерживают и что будет с Трампом. Интервью Константина Сонина

Associated Press

В США (Соединённые Штаты Америки — государство в Северной Америке) уже практически месяц идут массовые акции протеста против расизма и произвола правоохранительных органов. Отправной точкой стала погибель афроамериканца Джорджа Флойда в Миннеаполисе, который умер 25 мая опосля твердого задержания полицейскими. Вторую волну волнений спровоцировала катастрофа в Атланте, где 12 июня при задержании умер очередной афроамериканец Рейшард Брукс. 

В неких городках протесты сопровождаются погромами, поджогами машин и грабежами. При этом мишенью приверженцев движения Black Lives Matter («Жизни темных важны») стали также монументы политикам, торговцам и меценатам, которые ассоциируются с историей рабства и колониализма. Их начали демонтировать и сбрасывать не только лишь в США (Соединённые Штаты Америки — государство в Северной Америке), да и в остальных странах. В то же время тех, кто протестует умиротворенно, практически поддерживает правоохранительные органы. 

О системной дилемме расизма в США (Соединённые Штаты Америки — государство в Северной Америке), путях ее решения, воздействии протестов на рейтинг Дональда Трампа и вероятных сроках их окончания в интервью Znak.com поведал доктор Чикагского института экономист Константин Сонин.

«До полной победы над расизмом еще далековато»  

— Как представляется, протесты в США (Соединённые Штаты Америки — государство в Северной Америке) имеют две главные предпосылки — полицейский произвол и расизм. Какая из этих обстоятельств для вас кажется главный?

— Экономический кризис, вызванный коронавирусом, тоже заходит в число главных обстоятельств. Системный расизм — многолетняя неувязка в США (Соединённые Штаты Америки — государство в Северной Америке), но с ним десятилетия идет борьба. Уже издавна, 10-ки лет, нет «расистских институтов» — законов, которые делали чернокожих людей гражданами второго сорта. Напротив, издавна работают университеты, направленные на искоренение расизма и компенсацию его последствий. Тем не наименее до полной победы еще далековато. Эпизоды полицейского произвола, жертвами которого диспропорционально нередко стают меньшинства, уже не раз вызывали волнения и протесты. В сей раз эффект усилен кризисом, который, снова же диспропорционально, коснулся чернокожего населения — и смертность от COVID-19 посреди их выше, и потерявших работу больше. 

Константин СонинFacebook

— Почему, на ваш взор, в США (Соединённые Штаты Америки — государство в Северной Америке) так длительно не удается побороть делему расизма? Что делается для борьбы с расизмом? Какие примеры бытового либо системного расизма вы сможете привести?

— Основная причина — расизм весьма тяжело одолеть. В которой стране, где было рабство (другими словами деление людей на первосортных, реальных людей, и второсортных, не владеющих базисными правами) оно было преодолено без революционных потрясений? В европейских странах рабов не было в течение веков. В Рф крепостничество, форма рабства, было отменено практически 160 годов назад, в 1861 году, но решающую роль в устранении раздела людей на сорта в Рф сыграли революция и штатская война. На данной нам войне, с учетом репрессий 1920-30-х годов, прошлый «1-ый сорт» — те, кто обладали крепостными, — умер, был уничтожен как класс. 

В Америке революция, в итоге которой возникла новенькая страна, США (Соединённые Штаты Америки — государство в Северной Америке), произошла 240 годов назад, и в значимой части страны рабство сохранялось еще практически столетие, до 1865 года. Опосля американской штатской войны (1861-1865) и отмены рабства проигравшая сторона — рабовладельцы и белоснежные граждане, считавшие рабство нормой, — не были истреблены либо репрессированы. Через 20 лет опосля войны началось принятие законов, которые прямо (к примеру, законы о сегрегации общественных мест) либо косвенно (к примеру, законы о налогах на голосование) дискриминировали чернокожее население. 

Изображение погибшего Джорджа ФлойдаAP

Вся 1-ая половина ХХ века в Америке прошла под знаком борьбы с расовой дискриминацией. На данный момент сегрегация нелегальна и есть целый наборов законов, запрещающих дискриминацию по цвету кожи. Есть законы и программки — и федеральные, и на уровне отдельных штатов, и личные — направленные на то, чтоб восполнить либо смягчить последствия дискриминации. Они, естественно, помогают чернокожим гражданам и представителям остальных дискриминируемых меньшинств. К примеру, в различные периоды предоставление средств из федерального либо другого бюджета могло сопровождаться требованиями по поддержанию определенного процента недопредставленных меньшинств. 

В этом нет противоречия — для борьбы с расизмом делается весьма много, а до победы еще весьма далековато. Системный расизм проявляется, к примеру, в том, что человеку с именованием, обычным для чернокожих людей, сложнее устроиться на работу. Экономисты из Чикагского института Марианн Бертран и Сендхил Муллаинатан провели таковой опыт: они рассылали по фирмам, ищущим служащих, резюме, которые отличались лишь одним — именами. Все другое — опыт работы, образование, квалификация, заслуги — оставалось таковым же. И оказалось, что анкеты с «афроамериканскими» именами получали в два раза меньше откликов, чем такие же анкеты с «белоснежными» именами. 

Дискриминация видна и в данных о зарплатах, и в данных, при иных равных, о приговорах судов. Афроамериканцы — не единственные жертвы дискриминации: к примеру, дамы фактически во всех странах тоже получают наименьшую заработную плату за ту же работу — при буквально том же опыте и квалификации.

— Девизу Black Lives Matter противопоставляют девиз All Lives Matter. Как для вас кажется, это справедливое возражение?

— Отвечать на фразу «Black Lives Matter» («Жизни темных важны») фразой «All Lives Matter» («Все жизни важны») — это приблизительно то же самое, что на слова «У меня бабушка погибла» ответить «У всех бабушки погибают». По форме правильно, а на самом деле выходит изымательство. Те, кто гласит «Black Lives Matter», не имеют в виду, что жизни чернокожих кое-чем важнее остальных жизней. Они пробуют направить внимание на то, что жизни чернокожих не должны оказываться в угрозы из-за дискриминационного дела полицейских.

«Большущее количество полицейских солидарно с протестующими»

— Протесты подтолкнули янки к реформированию правоохранительных органов, хотя звучат и наиболее конструктивные предложения — прямо до роспуска правоохранительных органов. В чем, по-вашему, главные трудности правоохранительной системы США (Соединённые Штаты Америки — государство в Северной Америке) и как их можно поправить?

— Какие-то конфигурации, непременно, нужны — погибель 1-го человека, арестованного полицейскими, это катастрофа, а в крайний год был целый ряд смертей. В то же время не надо практически осознавать слова про «роспуск правоохранительных органов» — под сиим просто предполагается глубочайшее реформирование. К примеру, город Камден, штат Нью-Джерси, в 2012 году распустил городскую полицию, уволив всех 400 служащих. Четверть из их, 100 человек, были наняты в новейшую полицию — и за семь лет в Камдене, который был одним из «чемпионов преступности» в США (Соединённые Штаты Америки — государство в Северной Америке), преступность снизилась практически в два раза. 

Полицейские в Майами преклонили колени, поддерживая протестующихjulia|blm/Twitter

Естественно, реформа, которая годится для городка в 75 тыс. обитателей, необязательно эталон для наиболее больших городов. Да и в больших городках вероятны значительные улучшения — к примеру, неотклонимые камеры на патрулях снизили полицейский произвол. Крайние 30 лет преступность в Америке падала (а финансирование правоохранительных органов неприклонно росло), но действия 2020 года проявили, что до совершенства еще весьма далековато.

— Где-то полицейские практически поддержали протестующих, по последней мере тех, кто протестует умиротворенно. Как для вас кажется, власти США (Соединённые Штаты Америки — государство в Северной Америке) воспринимают это как опасность государственности либо нет?

— Большущее количество полицейских солидарно с требованиями тех, кто протестует против полицейского произвола либо расовой дискриминации. Полицейские — такие же граждане собственной страны, как и протестующие. И как  большая часть янки не согласны с расовой дискриминацией и осуждают случаи полицейского произвола. 

— Протесты в США (Соединённые Штаты Америки — государство в Северной Америке) сопровождаются погромами, поджогами машин и грабежами. Есть уже какие-то общие данные о масштабах вреда, количестве задержанных погромщиков? Как в этом смысле вы оцениваете работу полицейских и государственной гвардии?

— Нужно осознавать, что Государственная гвардия, хотя и звучит звучно, это, по существу, полупрофессиональное ополчение. Значимая часть гвардейцев — это просто армейские резервисты, которых вызывают на службу по необходимости. Не считая того, невзирая на заглавие, Государственная гвардия управляется губернатором штата, а не федеральным правительством.

«История переписывается постоянно»

— Как общество относится к протестам? Вызывают ли они у людей раздражение, так как мешают обычной жизни?

— В мае, когда протесты лишь начинались, в поддержку протестующих высказывалось чуток больше 50% людей. К середине июня эта толика стала больше 60%. Большая часть считает, что системный расизм — это неувязка, также положительно относится к протесту как форме политического выражения. При всем этом отлично видно различие меж демократами и республиканцами по почти всем вопросцам. Подавляющее большая часть демократов считают системный расизм острой неувязкой, и только меньшинство республиканцев согласны с ними.

— Мишенью приверженцев движения Black Lives Matter стали монументы политикам, торговцам и меценатам, которые ассоциируются с историей рабства и колониализма. Их начали сносить в США (Соединённые Штаты Америки — государство в Северной Америке), Англии и остальных странах. Как вы относитесь к этому? Можно ли именовать это переписыванием истории?

— История, само собой, переписывается постоянно — и это обычный процесс. То, что ранее числилось ценным и принципиальным, перестает таким быть. Что-то, что числилось обычным, считается неприемлемым. Опосля погибели Сталина по всей стране уничтожали монументы, которые он сам для себя всюду понаставил, и переименовывали городка, нареченные в честь него и ближайших соратников, — что ж в этом «переписывании» было отвратительного? Вопросец, быстрее, заключается в том, как далековато обязано входить переписывание. 

В Рф, к примеру, на Красноватой площади стоит надгробный монумент Сталину, рядом захоронены Ворошилов и Буденный — люди, ответственные за убийства тыщ невинных людей в процессе репрессий. Приблизительно то же самое, если б в Германии был пантеон Гитлера с Кейтелем и Йодлем, повешенными по приговору Нюрнбергского суда. Означает ли это, что все это необходимо сносить? На мой взор, принципиально верно информировать тех, кто глядит на монументы, и монумент деспоту либо убийце, если уж принято решение его бросить, должен сопровождаться соответственной информацией.

Так же и в США (Соединённые Штаты Америки — государство в Северной Америке). Тупо, на мой взор, сносить монументы рабовладельцам Вашингтону, Джефферсону, Мэдисону. Даже Джексону и Калхауну, политическим заступникам рабства, я бы оставил. Но надпись о том, что расизм — и, означает, взоры этих людей на равенство людей — неприемлем, обязана быть по размеру не меньше, чем их имена на монументе.

В то же время нужно осознавать, что почти все монументы генералам Конфедерации — это ровно то, в чем их упрекают протестующие. Это — монументы, прославляющие расизм. Эти генералы не выигрывали битв, не защищали свою страну. Фактически, и монументы им поставили в рамках институционализации дискриминации опосля отмены рабства и вывода войск северян из южных штатов. Другое дело — монументы бойцам, сложившим головы на войне, либо известный монумент солдатской мамы, плачущей по потерянному отпрыску. Как мемориалы они могут остаться.

— Судя по всему, 1-ые недельки протестов в США (Соединённые Штаты Америки — государство в Северной Америке) не спровоцировали резкий рост числа заболевших коронавирусом, хотя на улицах были миллионы людей. Этому есть разъяснение?

— На данный момент, во 2-ой половине июня, число новейших болезней COVID-19 в США (Соединённые Штаты Америки — государство в Северной Америке) опять начало расти. Навряд ли майские и июньские протесты сыграли решающую роль в этом росте — почти все штаты к этому времени уже разрешили посещение ресторанов, кафе, пляжей. В то же время, я уверен, они занесли собственный вклад — как могло бы быть по-другому?

«Позиция Трампа смотрится незавидной»

— Как протесты сказываются на политической ситуации? По вашей оценке, шансы Трампа на переизбрание вырастают либо уменьшаются? В американской прессе звучат противоречивые оценки.

— Если честно, тяжело для себя представить ситуацию, в какой протесты, кавардаки, и тем наиболее погромы могли бы повысить шансы работающего президента. В конечном счете граждане быстрее сочтут его ответственным — тем наиболее в ситуации, когда реакция президента была замедленной и направленной больше на узенькое ядро его приверженцев, чем на всех янки. В периоды сложностей америкосы ожидают от собственных президентов — даже те, кто за их не голосовал, — слов и дел, которые объединяют, успокаивают цивилизацию. Президент Трамп, вопреки традиции, всегда обращается только к своим сторонникам. Может быть, сиим разъясняется падение рейтингов Трампа в мае–июне: посреди июня преимущество кандидата от демократов Джо Байдена над Трампом достигало, в среднем по всем опросам, 9%. Это огромное преимущество. Естественно, за четыре месяца избирательной кампании почти все может поменяться, но позиция работающего президента смотрится незавидной.

EPA/UPG

— По вашему воззрению, как длительно еще могут длиться протестные акции в США (Соединённые Штаты Америки — государство в Северной Америке) и что может их в итоге приостановить?

— Может быть, протесты будут длиться до озари. Конгресс дискуссирует реформу правоохранительных органов, президент уже подписал указ. Судя по тому, что реформы поддерживаются большинством людей, есть шанс на какие-то конфигурации. 

— Вы гласите, что америкосы позитивно относятся к идее протеста, для их протестовать — это естественная форма выражения представления. Чем может окончиться, по вашему воззрению, сегоднящая протестная волна?

— В США (Соединённые Штаты Америки — государство в Северной Америке) все, в конечном счете, сводится к выборам. Реформы правоохранительных органов произойдут реально там, где на осенних выборах — выборах губернаторов, мэров, прокуроров штатов и городов, арбитров, шерифов, членов законодательных собраний — одолеют сторонники реформ. Южноамериканские выборы, обычно, весьма конкурентноспособные, и если кому-то получится перевоплотить энергию протестов в энергию тех, кто будет ходить по домам, уговаривая людей проголосовать, либо просто давать средства на избирательную кампанию, конфигурации наступят.

Источник: znak.com

Рекомендованные статьи

Добавить комментарий