Журналистка Светлана Прокопьева поведала Znak.com, как ее судят за «оправдание терроризма»

Светлана ПрокопьеваАлександр Дыбин / Znak.com

Журналистка из Пскова Светлана Прокопьева, которую винят в оправдании терроризма из-за колонки, размещенной на местном веб-сайте и озвученной в эфире псковского «Эха Москвы», прокомментировала показания коллег, которые в процессе допроса заявили, что не читали ее материал перед публикацией. По словам Прокопьевой, она с осознаем относится к тому, что экс-коллеги изменили показания, данные ранее в процессе следствия.

«Пришло понимание, что они могут быть соучастниками»

«Это было видно в рамках расследования, когда от месяца к месяцу изменялись показания, — поведала Znak.сom Светлана Прокопьева. — Поначалу был бравурный тон: „Да, мы ничего не узрели в колонке“. Тогда у всех было возмущение по поводу моего дела. А позже пришло понимание, что они могут быть и соучастниками. Тогда началось юление: „Невнимательно почитал, не успел“. Я на стадии следствия этому не препятствовала, я в принципе не вижу злодеяния в данной колонке. Да и не желала подставлять коллег. Мы с тем, что они меняют позицию, не спорили. Ни на очных ставках, нигде. Но на данный момент в суде по ходатайству защиты были зачитаны протоколы первых допросов. Коллеги отвечают, что не помнят тех событий, запамятовали. Согласна, времени прошло много».

Напомним, в отношении Псковской журналистки Светланы Прокопьевой возбудили уголовное дело по статье «Оправдание терроризма» за авторскую колонку размещенную на веб-сайте «Псковская лента новостей» и зачитанную в эфире «Эха Москвы Псков». Колонка была посвящена анализу предпосылки поступка 17-летнего Миши Жлобицкого, подорвавшего себя на самодельной бомбе в приемной ФСБ (Федеральная служба безопасности Российской Федерации — федеральный орган исполнительной власти Российской Федерации, осуществляющий в пределах своих полномочий решение задач по обеспечению безопасности Российской Федерации) Архангельской области 31 октября 2018 года. Журналистку обвинили в оправдании терроризма, ей угрожает до 7 лет лишения свободы. Сама Прокопьева вину не признает и настаивает, что просто делала свою работу. В подтверждение собственной позиции журналистка приводит ряд независящих экспертиз, которые подтверждают, что в материале нет оправдания терроризма. 

На данной недельке опосля снятия карантинных мер возобновилось судебное расследование дела Прокопьевой. Допрошенные редактор «Эха Москвы Псков» Максим Костиков и его заместитель Константин Калиниченко сказали, что не лицезрели колонку до публикации. При всем этом Максим Костиков заявил, что Светлана Прокопьева «не стала быть журналистом». «Я ее уважал как журналиста, когда она им была. Но в крайнее время она перевоплотился в публициста, время от времени даже в пропагандиста, сотрудничала одно время даже с представителями политических движений. Можно сказать, она не стала быть журналистом», — цитировали его слова «Север. Реалии» (издание включено Минюстом РФ (Российская Федерация — государство в Восточной Европе и Северной Азии, наша Родина) в реестр зарубежных средств массовой инфы, выполняющих функции зарубежного агента).

«Они не герои, не революционеры»

«Не думаю, что показания коллег — это критично, — рассуждает Прокопьева. — Исходя из убеждений следствия, факт злодеяния — это текст. Где и как он выпущен — это детали. Это принципиально лишь, если есть состав. Я уверена, что состава нет. Возлагаем надежды обосновать это анализом текста. В принципе я представляла, с кем имею дело. У всех свои интересы, местные псковские СМИ (Средства массовой информации, масс-медиа — периодические печатные издания, радио-, теле- и видеопрограммы) зависимы от бизнеса, от властей. Они не герои, не революционеры. Отмечу, журналисты дали правдивые показания, адекватные. Один из коллег произнес, что прочел текст и внимания не направил. Никто не гласит: „Ах, мы так испугались данной колонки!“ Нет, никто меня не топит, не пробует ухудшить ситуацию. Просто люди аккуратненько определяют оценки, но никто не гласит, что лицезреет в этом тексте оправдание терроризма».

Также в суде выступил депутат псковской областной думы Лев Шлосберг, который вспомянул собственный опыт работы соц преподавателем в колонии для несовершеннолетних.

«Он сказал свое мировоззрение о теракте, направил внимание, что принципиально дискуссировать такие вещи, это опасное явление и с сиим нужно биться. В общем, это тривиальные вещи. Из-за которых я и писала колонку», — гласит Светлана.

По словам Светланы Прокопьевой, на последующие заседания заявлены несколько очевидцев обвинения из числа профессионалов, которые делали экспертизы по заказу Роскомнадзора и следствия. Защита также планирует допросить в суде профессионалов, которые не отыскали в колонке оправдания терроризма.

«Очевидцев заявлено много, на данный момент пойдут спецы, с нашей стороны они тоже заявлены. Думаю, процесс навечно, — гласит журналистка. — Я понимаю, что судьи приехали в Псков на два дела, потому перемешивают заседания. Для меня это комфортно, я страшилась, что будут заседания любой денек утром до вечера и просто не выдохнуть. В пн будут продолжены допросы, будем опрашивать профессионалов, на основании представления которых было принято решение о возбуждении дела. Экспертизы не определенные и голословные, к ним была масса претензий со стороны независящих профессионалов. Но, боюсь, что для суда тонкости лингвистики не важны. Процедура соблюдена, якоря расставлены, этого и хватит».

Ранее основной редактор «Эха Москвы» Алексей Венедиктов поддержал журналистку Светлану Прокопьеву, отметив, что обвинения против носят искусственный нрав с политическим привкусом.

«Мы поддерживаем Светлану в борьбе за свободу воззрений и выражений совсем совершенно точно. В ее материалах мы не лицезреем и намека на оправдание терроризма и экстремизма», — дал ответ Венедиктов на вопросец журналиста Znak.com.

Хочешь, чтоб в стране были независящие СМИ (Средства массовой информации, масс-медиа — периодические печатные издания, радио-, теле- и видеопрограммы)? Поддержи Znak.com

Источник: znak.com

Рекомендованные статьи

Добавить комментарий